Прошла встреча в Генплане, на которую не были приглашены ни депутаты, ни активисты Гагаринского района.

Материалы со встречи можно скачать по ссылке. Ниже приводим неофициальную стенограмму от участников встречи и обсуждавшиеся варианты трассировки линии.

varianty

 

Круглый стол по строительству новой линии метро в ЮЗАО

26.12. 2018 г.

Научно-исследовательский и проектный институт

Генерального плана города Москвы.

На встрече присутствовали:
Представители общественности:
Муниципальный депутат Ломоносовского МО - Чиркин К.В.
Муниципальный депутат Академического МО - Стусов А.А.
Член Общественного совета при Совете депутатов Академического МО - Игнатова В.А.
Представитель Союза жителей Котловки - Андрей Петров
Общественный советник управы Гагаринского района - Шапунов Л.Е.
Общественные советник управы района Котловка - Горбачева Е.С.
Общественные советник управы района Котловка - Симонова Е.В.

Представители проектировщика / мэрии г. Москвы
Первый заместитель директора по производственным вопросам ГАУ НИИ Генплана г. Москвы - Григорьев О.Д.
Начальник мастерской развития пассажирского транспорта, НПО Транспорта и дорог ГАУ НИИ Геплана г. Москвы - Панкина О.В.

Начальник сектора развития скоростного внеуличного транспорта ГАУ НИИ Генплана г. Москвы – Бочкарева Ю.В.

Один из проектировщиков – Шумилина В.О.
Начальник Управления внеуличного дорожного транспорта Москомархитектуры - Лехт К.В.
Начальник Управления общественных связей Москомархитектуры - Попов А.А.
Консультант Управления общественных связей Москомархитектуры - Шепелева О.Н.
Начальник организационного отдела Префектуры ЮЗАО - Коньшин И.В.

Чиркин. Коллеги, я не знаю, кто в роли ведущего этой встречи. Если вы не против, я готов взять эту роль на себя. Мы все познакомились. Если я правильно понял, мои коллеги будут вести протокол этой встречи-обсуждения. Само собой, все потом получат экземпляр протокола встречи. Поскольку все мы люди занятые, время у нас, наверное, ограничено…

Лехт. Час времени.

Чиркин. Да, у нас есть час времени, поэтому давайте построим нашу работу максимально эффективно следующим образом: я предлагаю, чтобы сначала проектировщики, специалисты по проектированию покажут нам план, расскажут, что, зачем, как и почему, а потом каждый из представителей жителей задаст свои вопросы. Я вас заранее предупреждаю, что так сложилось, что депутатов от Гагаринского района здесь нет. И я кинул клич в соцсетях, чтобы они присылали мне свои вопросы. У меня порядка 60-ти вопросов, все задать у меня возможности, конечно, не будет. Я выбрал пять самых…

Лехт. Системных, да?

Чиркин. Поэтому давайте начнем.

Участник. Есть возможность передать нам этот перечень вопросов? Мы потом могли бы…

Чиркин. Я напишу официальное обращение.

Бочкарева. Развитие системы скоростного внеуличного транспорта – метрополитена – происходит в соответствии с утвержденным Генпланом Москвы, с проектом метро. Развитие метрополитена утверждено на долгосрочную перспективу с учетом присоединения территорий, которые тоже нужно обеспечить метрополитеном (вывозить). С учетом старой Москвы есть необслуженные территории, которые нужно обслужить. И у нас формируется несколько новых диаметральных линий, которые увеличивают провозную способность Москвы, позволит её разгрузить. (Показывает первую схему.) Допустим, есть линия, которая будет, Кожуховско-Коммунарская, новая, диаметральная большая линия…

Участник. Это и есть так называемые Центральные Диаметры?

Бочкарева. Нет, это наши новые линии, подземные диаметральные линии Москвы. Это генеральный план, утвержденный в 2017 году.  Некрасовско-Косино уже строится и вводится в начале следующего года. Следующий этап – Косино, Нижегородская, дальше…

Лехт. Это тоже следующий год, только не начало, а конец.

Бочкарева. Дальше улица Новаторов, Славянский Мир, Столбово, а потом Новаторов – МЦК. А потом соединение этих линий, и получается одна большая прекрасная диаметральная линия, которая…

Чиркин. Означает ли это, что на Крымской не будет оборотного тупика, и линия пойдет дальше, и транспортной перегрузки не будет?

Лехт. Давайте сначала послушаем, вопросы потом.

Бочкарева. Линия большая, строится и вводится в эксплуатацию участками. В итоге получим большую хорошую новую линию с большой провозной способностью, у которой будут пересадки с Большой Кольцевой Линией, с МЦК, с радиальными линиями, то есть она увеличит пути выбора пассажирам, то есть можно будет воспользоваться одной из линий также пересадки. К тому же, как мы знаем, у нас сосредоточение мест труда – срединная часть города. Все вынуждены ехать в центр, а так вот она, срединная зона, через которую все поедут… Также у нас будет новая Бирюлевско-Рублевская линия, также большая диаметральная линия формируется.

Шапунов. А это кто проектировал?

Лехт. Вообще если брать структуру метрополитена, то мы понимаем, что у нас основная структура линии с 1971 года генплан идет. И Большая Кольцевая Линия, это раньше Третий Пересадочный Контур, все это в генплане 1971 года уже заложено было. И коридоры, основные коридоры, собственно, вся застройка формировалась в том числе на западной части… У нас все диаметральные и радиальные линии связаны с территорией районов и так далее… У нас также в структуру легла и схема движения подземного транспорта.

Шапунов. Это на 1971 год или это на 2019 год уже?

Лехт. С 1971 года она не меняется. Идеология была зафиксирована, и она дополняется…

Бочкарева. …актуализируется с учетом линий застройки, с учетом развития территорий.

Лехт. На сегодняшний день у нас Генплан до 2035 года, но у нас есть основные этапы, циклы, цикличность мы соблюдаем. Раз в 10-15 лет мы будем его актуализировать.

Чиркин. Я вас правильно понимаю, что те проекты метрополитена, которые были в свое время заморожены…

Лехт. К сожалению, да. Отсутствие финансовой возможности… были заделы какие-то… Планы были заморожены, но сейчас реализуются.

Стусов. Можно сфотографировать?

Лехт. Пожалуйста, никаких секретов нет.

Чиркин. А вы можете прислать нам все эти красивые картинки на электронную почту?

Лехт. Пожалуйста, но вы их можете найти сами в открытом доступе, например на сайте Мосстроя, на портале в разделе развития транспорта.

Лехт. Еще на самом деле Генплан Москвы, и новый, с присоединенными территориями, он тоже есть в сети, на сайте Москомархитектуры.

Разворачивают план с разноцветными линиями вариантов.

Лехт. Тут не 3 района, их 8. Это основные территории, а так у нас 8 районов получается.

Бочкарева. С учетом разработки территорий планировки линейного объекта рассмотрено 5 вариантов. Каждый оценивается, рассматривается – охват населения, прохождение под территориями, возможность организации пересадки. То есть у нас есть улица Новаторов, которая строится, и у нас есть станция МЦК Крымская, к которой мы должны прийти. Мы еще, конечно, рассмотрели возможность прийти к Ленинскому проспекту, к площади Гагарина, но там очень сложная ситуация, там все нижнее пространство уже занято – и МЦК, и действующие линии, там организация пересадки именно подземной…

Лехт. Тут не в этом, тут прохождение под территориями… тут мы идем под уличной дорожной сетью, а тут мы пойдем под жилыми кварталами в основном… Давайте дальше.

Бочкарева. Вариант 1, вот розовый… переходит в оранжевый, и выходит – вот станция. Его рассмотрели. Из недостатков – отсутствует пересадка на действующую линию Калужско-Рижскую или Серпуховско-Тимирязевскую, то есть мы проходим мимо и сразу выходим к МЦК. Нет возможности выбора альтернативных путей для жителей то есть…

Лехт. Нет интеграции в действующую сеть.

Бочкарева. Здесь же очень далеко – раз, потом у нас станционные комплексы должны располагаться…

Чиркин. Я вижу, здесь каждый вариант есть плюсы и минусы. Давайте каждый вариант послушаем, а затем все спросим.

Бочкарева. В 1 варианте количество жилых домов, под которыми мы проходим, 11. Ориентировочно количество жителей в этих домах 9,5 тысяч. Что здесь хорошего? То, что мы обслуживаем вот этот район. Население, проживающее в зоне пешеходной доступности, 225 тысяч человек. Из недостатков, как я уже сказала, отсутствие пересадки на действующие линии, прохождение под 11-ю жилыми домами.

Вариант 2. Розовый. Вдоль Ленинского, поворачивает на улицу Дмитрия Ульянова, дальше по Большой Черемушкинской и выходим к станции Крымская. Здесь предусмотрено 4 станции. Трасса затрагивает 7 жилых домов с ориентировочным проживанием 3,5 тысяч человек. Население в зоне пешеходной доступности этого варианта 220 тысяч человек. Есть возможность организовать пересадку со станции Академическая Калужско-Рижской линии. На время строительства её придется закрыть. Но это так – она не пассажирская, а технологическая.

Вариант 3 (зеленый). Вдоль Ленинского, затем Ломоносовский проспект поворачиваем, здесь станция Профсоюзная существующая, дальше…

Шапунов. Она будет как-то соединена с существующей или не будет?

Лехт. Сейчас, давайте дослушаем!

Бочкарева. Сейчас… дальше под кварталом выходим на Большую Черемушкинскую и тоже к Крымской. В этом варианте тоже 7 домов затрагиваем с численностью населения 2,5 тысячи в связи с тем, что здесь пятиэтажки. 280 тысяч человек в зоне пешеходной доступности. Но у нас здесь недостаток – возможность организации пересадки на станции Профсоюзная возможна только с закрытием на время Калужско-Рижской линии, потому что станция Профсоюзная очень неглубокая, и конструкция у неё такая, что для того, чтобы организовать пересадку, её нужно разобрать и собрать заново.

Стусов. А Академическую не надо разбирать?

Докл. А Академическая немного глубже, она из других конструкций…

Лехт. Такие станции были изначально заложены для пересадки.

Бочкарева. Поэтому, если этот вариант, то один из минусов – временное закрытие участка Калужско-Рижской линии, года на 3-4, минимум 3.

Стусов. А вот вы говорите, затрагивает столько-то жилых домов, семь, восемь… Что, все эти дома нужно снести?

Бочкарева. Нет, нет!

Лехт. Нет, зона влияния имеется в виду. У метрополитена есть технологическая зона 40 метров. Это не значит, что тоннель 40 метров, тоннель меньше. Один тоннель 6 метров, другой 6 метров, но зона берется 40 метров, не только чтобы застройку обезопасить, но и метрополитен обезопасить от работ… чтоб сваи не вбили… потому что были такие случаи.

Все говорят одновременно.

Лехт …Институт теоретической и экспериментальной физики… не реактор, а именно ускоритель…

Игнатова. А вы к какому варианту склоняетесь?

Лехт. Нет, все, подождите!..

Бочкарева. Вариант 4 (голубой). Вдоль Ленинского с выходом к станции Ленинский проспект, дальше до площади Гагарина…

Лехт. И Третье Транспортное там идет снизу…

Бочкарева. 9 жилых домов, население ориентировочно 4,5 тысячи человек.

Лехт. И отсутствует возможность полноценного продолжения в центральную часть. Потому что если мы говорим о создании полноценной диаметральной линии, чтобы не было затыков, таких как на Третьяковской-Новокузнецкой, состав приходит, полностью выходят, соответственно, дискомфорт полный… мы все-таки должны предусмотреть, может быть, не в ближайшие 3 года, но мы должны заложить возможность, мы не должны обрезать ее на всю жизнь в будущем…

Стусов. Давайте сначала послушаем, а потом будем спорить.

Лехт. Спорить не будем, будем обсуждать.

Бочкарева. И 5 вариант (розовый или красный). С Ленинского проспекта выходим на улицу Гарибальди под дублером Ленинского, по Власова (Вавилова?), дальше на Дмитрия Ульянова и дальше выходим опять на 2 вариант, то есть его отличие только в этом коридоре…

Стусов. Объясните, почему 5 вариант вот здесь повторяет, а там отличается?

Лехт. Он без станции. Там он идет через основную центральную часть, которая в реновации сидит. Вот этот фонд жилой, он в реновации, поэтому это как возможность... Вся линии учтены здесь с учетом реновации. Вот здесь стартовая площадка…

Чиркин. И вот тут стартовая площадка.

Лехт. Да. Там уже и жилой дом строится.

Чиркин. В чем проблемы 5-ого варианта? В чем плюсы-минусы?

Лехт. Под бОльшим числом жилых домов идем.

Бочкарева. Да, под большим числом…В любом случае, там мы пойдем или так, мы затрагивает большее количество жилых домов. Если мы пойдем так, здесь вообще 16 жилых домов, под которыми мы пойдем. Их не надо сносить, мы под ними…

Чиркин. Мы понимаем, это не снос, это зона влияния.

Бочкарева. Но есть возможность организации пересадки.

Лехт. Есть еще эксплуатационный вопрос, так у нас расстояние между действующими линиями получается маленькое, вот здесь между станциями получается расстояние 800 метров. Для создания пешеходной доступности, наверное, целесообразно все-таки рассмотреть… мы должны так структурно выстроить линии…

Бочкарева. Если мы уходим сюда, то приближаемся к Профсоюзной…

Чиркин. Позвольте я еще скажу. Я здесь живу вот в этом доме здесь. Я здесь родился, вырос и живу в этом доме до сих пор. Улица Вавилова 73. Здесь вас ждет очень большой сюрприз… Здесь 4 объекта гражданской обороны.

Лехт. Ничего страшного. У нас здесь коридор Ленинского проспекта, дублера… Красные линии все забиты. Построены объекты с учетом возможности строительства дублера. Он не в ближайшие, конечно, годы, но он все равно появится. Ну понимаем, да, что потихонечку это идет.

Показывают третью схему с кругами. Это действующая система метрополитена с перспективой уже утверждённой строящейся и как раз нашей рассматриваемой линией. И соответствующими сферами у нас обозначена пешеходно-транспортная доступность около каждой станции.

Бочкарева. Это пешеходная доступность.

Лехт. Да.

Шапунов. У меня возник вопрос после этих 5-ти вариантов. А материально как эти варианты отличаются друг от друга? И насколько они в денежном выражении интересны?

Лехт. С точки зрения окупаемости?

Шапунов. Вот если вы объясните ситуацию денежную… Вообще надо отдать должное, на сегодняшний день всем правят деньги, и если дают на это денег…

Лехт. Слава богу, не всем, конечно, но да.

Шапунов. Так вот, надо разобраться. Я понимаю, что метро — это хорошо, это очень здорово, хотя мы, живя на Ломоносовском… нас, я чувствую, это метро никаким боком не задевает…

Лехт. Почему, вас это задевает.

Шапунов. Задевает в смысле стройки, а так, чтобы поехать куда-то…

Лехт. Вот станция.

Шапунов. Есть станция? Где?

Лехт. На улице Строителей. Смещена к улице Строителей. Вот вестибюль первый, классический.

Шапунов. А где там вестибюль поставить, разве что на театре Джигарханяна?

Лехт. Нет, Джигарханяна у нас не на Ленинском стоит… На Ленинском будет.

Шапунов. А, пусть будет, очень хорошо!

Лехт. Классическая станция будет, как Профсоюзная, Академическая – лестничные выходы, они же пешеходные переходы. Не наземные вестибюли типа Рижской, Шаболовской…

Чиркин. Если я правильно понял вопрос Льва Ефимовича – сколько будет стоить каждый вариант и за чей счет этот банкет?

Лехт. Смотрите, если позволите, я отвечу сразу более обширно. Первой – за чей счет банкет? Все объекты транспортной инфраструктуры города строятся только за счет средств города. Потому что метрополитен, не скрываю, дотационное… да? При казалось бы высокой стоимости поездки ежегодная дотация метрополитена более миллиарда рублей. Это мысль сразу должны понимать – он убыточен. Он у нас изначально неокупаем никогда. Метрополитен, как вид общественного транспорта, неокупаем. Все инвестиции в него это исключительно по желанию города. С точки зрения прямых возмещений инвестиций окупить невозможно физически. Стоимость поездки была бы сравнима с европейской, там поездка стоит, скажем, 3 евро.

Участник. Там зарплаты другие.

Лехт. И другие налоги, и другая социальная общественность… Не будем спорить. У нас другая структура изначально. Но эти инвестиции не окупаются, по стоимости затрат город берет это на себя. Выбор линии будет не с точки зрения финансовой, а с точки зрения социальной и возможности транспортной, то есть попробовать убедить людей воспользоваться общественным транспортом и отказаться от личного.

Чиркин. Это невозможно.

Лехт. Это невозможно, потому что мы сейчас так живем с вами… Но идеологически, структурно это управляется. Через это прошли все города – Лондон, Париж, Берлин, Нью-Йорк, все города прошли через эту фазу. Вопрос в другом: они смогли это сделать раньше, потому что у них были средства. У нас сейчас задача состоит в том, чтобы мы попробовали убедить людей в том, что общественный транспорт это в том числе комфортно. Да? Комфорт возникает, когда тебе удобно. Чтобы создать удобства в метрополитене… ну мы сейчас если с вами зайдем туда, сейчас там некомфортно. Почему? Потому что сеть – она довольно-таки маленькая. С учетом на единиц проживающих сеть метрополитена при казалось бы большой – она маленькая. Поэтому мы её и уплотняем. Уплотнив сеть, мы даем возможность альтернативных путей следования. Мы не говорим, что через центральные узлы не пересаживаемся. Мы говорим, что вы можете через кольцевую пересесть, через МЦК, через центральные узлы, через радиальные диаметральные новые линии пересесть. Соответственно, у нас кровеносная система. Мы растворились в общей сети, и это как раз повышает именно комфортные условия. У нас есть норматив. В метрополитене 4,5 человека на 1 м2. Сейчас в нормативе где-то есть это соответственно плотнее… Час пик – не час пик это тоже все распределяется. Задача основная – чтобы мы все вошли в комфортные условия, и для этого мы должны развивать территории.

Стусов. А почему у вас здесь нарисована только одна линия? Третья, да? У вас же здесь разные варианты, а здесь один.

Лехт. Потому что кусочек…

Неразборчиво, говорят все вместе, «вот они все»… «выделить…» видимо, в том смысле, что это ничего не значит.

Игнатова. То есть пассажиропотоки вы уж изучали, да? Как они изменятся вот тут после того, как Коммунарка будет пересаживаться на Академической?

Лехт. Конечно, конечно…

Игнатова. А как мы будем садиться в поезд на Академической, когда Коммунарка и будет пересаживаться на Академической?

Лехт. Почему на Академической?

Игнатова. Часть обязательно будет пересаживаться.

Лехт. Конечно, часть будет пересаживаться…

Игнатова. Сейчас утром на Академической влезть в вагон невозможно.

Лехт. А вы думаете, мы не жители и не пользуемся метрополитеном?

Игнатова. Не знаю, думаю, что не пользуетесь. Как изменится влезание в вагон в час пик утром утром на Академической? Вы можете сказать?

Все говорят одновременно, неразборчиво.

Участник. Давайте я отвечу. Большая часть Коммунарки…

Все говорят одновременно.

Игнатова. Не надо, давайте потом, а то мы никак… давайте остановимся на вариантах.

Чиркин. Давайте так: говорить и отвечать может только тот человек, у которого в руках этот пульт. Кто готов сейчас задать вопросы представителям Генплана и Москомархитектуры?

Общественная советница. Весь наш район пойдет сейчас под реновацию, у нас в основном пятиэтажки. Наш район будет как раз уплотняться. Я считаю, там на Профсоюзной даже автобусов много. Наш район вот что тут обозначено Большая Черемушкинская, Дмитрия Ульянова, там как раз необходим пересадочный узел. Мне кажется, вариант 2 очень интересен.

Игнатова. На каком в итоге варианте вы остановились? 5 вариантов, к какому вы склонились? Я так поняла, что решение уже принято.

Лехт. Почему? Нет.

Бочкарева. Это просто схема… в действующие, а между ними идут… основные направления. Это не означает, что вариант выбран. Процесс еще идет.

Чиркин. И будет идти до окончания публичных слушаний…

Лехт. Нет!

Участник. А вот этот контракт это что?

Лехт. Это изыскания, это я не знаю что.

Чиркин. Что повлияет на ваш выбор варианта? Обращения жителей, обращения депутатов, ваш расчет? Скажу от себя: я председатель жилищного кооператива, в котором бывшие работники Главмосстроя. Я когда все схемы нрзбр я говорю с ними на одном языке. Мой вопрос: что влияет на ваш выбор варианта, и какой вариант в итоге вы будете разрабатывать?

Участница от Ин-та Генплана. Подход для нас, как для проектировщиков, понятен. Мы смотрим многопланово. Это нужно прощупать со всех сторон. Но первое, что мы смотрим – это необходимость, целесообразность, а потом возможность и с чем это связано. В первую очередь, как институт градостроительный, мы определяем, где метрополитен нужен в первую очередь, куда мы должны прийти. Вы совершенно правы, что мы должны попытаться линии метрополитена и станции метрополитена… прийти с ними туда, где люди в настоящее время живут на достаточном расстоянии от станций метро, то есть не в пешеходной доступности, а в транспортной. То есть нужно сесть в автобус, троллейбус, трамвай, потратить время на поездку. Самое ценное, что у нас есть – это наше золотое время, вот что мы бережем. Поэтому то, где у нас есть необслуженные зоны транспортной доступности… Ну зоны транспортной доступности даже не нормативно, а гораздо больше….. Вот туда мы смотрим необходимость и возможность разместить станции. Потом уже занимаемся трассировкой и смотрим, с чем это связано, технически пройдем или нет, радиусы позволяют или нет, как пересечься с действующими линиями, как по глубине пройти. Потому что все эти варианты, какой бы мы ни брали, они все проходят гораздо глубже действующих линий метро, потому что мы должны пересечь все искусственные сооружения, все объекты, какие есть.

Чиркин. То есть я правильно понял ваш ответ, что вы берете в основу решения, это расчет?

Участница от Ин-та Генплана. Расчет пассажиропотока…

Лехт. Конечно. Ну это комплекс. Нельзя сказать, что какой-то из критериев превалирует, всегда комплекс критериев есть.

Бочкарева. Мы смотрим, как эта линия вписывается в сеть метрополитена и скоростного внеуличного траснпорта, потому что это единый организм. Вот это основные мотивы, которые движут нами. Все остальное мы уже просматриваем, просчитываем с точки зрения радиусов, глубины залегания, комплекса показателей, под чем идем, с чем связано и так далее.

Игнатова. А мнение жителей – нет?

Лехт. Мнения жителей, в том числе, нет, почему…

Бочкарева. Даже если что-то, у нас есть много примеров, когда люди выходят с конструктивными предложениями, мы же изнутри не все проблемы понимаем, а нам подсказывают, иногда добавляют какие-то остановочные пункты, где-то что-то трасса пошла… Все это мы рассматриваем – возможности, предложения и замечания, скажем так.

Лехт. Можно небольшой комментарий? У нас очень интересная показательная ситуация на сегодняшний год сложилась. Мы все знаем Мосфильмовскую, где люди были категорически против станции метро. А вот в этом году стали говорить: «А постройте нам для района одну станцию»… А мы говорим: «Ребята, а вернитесь пожалуйста в 12-ый год!» До смешного… Только обидно, когда мы предлагали разместить на Мосфильмовской станцию, вы сказали – нет, нам не нужно, уходите, Ольшанский там проживал, у нас были баталии большие, много там чего было. Ну там житель был дома, рядом с ним… А на сегодняшний день… да!

Стусов. У меня есть 3 вопроса к сожалению или к счастью. Первый – публичные слушания, когда будут, где будут, и что на них будет – мы будем варианты выбирать или что? Второе – почему нет варианта 6, например, вот здесь, то есть почему не закладывается вариант через Севастопольский?

Лехт. Мы полноценную линию ведем.

Стусов. А почему вы ее не можете через Севастопольский провести?

Лехт. Посмотрите пожалуйста общую структуру. Если мы на Севастопольский уйдем, мы полностью продублируем Калужско-Рижскую линию. Мы берем новую линию, которая пройдет через Опарина, Тюленева, Теплый Стан, Славянский Мир, Мамыри… Мы полноценно обслуживаем вот эту часть населения.

Стусов. А вот эта часть?

Лехт. А эта часть у нас с вами уже обслужена. Это вы кому? Это Битцевский лесопарк… Здесь служба внешней разведки сидит у нас…

Стусов. А вот так почему не рассматривается вариант?

Лехт. Так мы продублируем Большую Кольцевую Линию.

Игнатова. А тут вот какое расстояние между станциями будет (между станцией Коммунарской и Калужско-Рижской линий)?

Лехт. В данном месте порядка километра. Это же вот центральная часть.

Стусов. А проходка здесь будет открытым или закрытым способом?

Лехт. Закрытым, конечно. Мы же с вами еще раз…

Стусов. А станцию метро, наверное, открытым?

Лехт. Способ строительства полноценно определим…

Стусов. Ну станцию метро, наверное, закрытым способом не строят.

Лехт. Почему, станцию тоже можно строить закрытым способом, как Савеловскую… 30 декабря Савеловскую... на Савеловском вокзале строят.

Игнатова. А ТПУ на Академической?

Лехт. ТПУ это не к нам, мы транспортниками. ТПУ – это отдельный блок.

Игнатова. А это к кому?

Лехт. Это отдельно вы можете написать, у нас есть отдельные управления транспортно-пересадочных узлов. В Москомархитектуру напишите.

Чиркин. Вопросы от депутатов Гагаринского района задам я. К сожалению, по каким-то причинам депутатов не позвали, но они передали их мне. Первый вопрос: на портале госзакупок мы нашли контракт на строительно-монтажные работы. Заказчиком является организация Мосинжпроект. Вопрос в чем – почему контракт на строительно-монтажные работы был заключен до проекта.

Лехт. А строительно-монтажные работы чего? На какой объект? У Мосинжа строительно-монтажные работы на весь объект метрополитена всего города есть. У нас Опарина строится.

Игнатова. От Новаторов до Севастопольского проспекта.

Лехт. От Новаторов до Севастопольского он не может, у нас нет еще решения, по какой трассе идет. Опарина – это участок Новаторов - Опарина, это вообще другая часть… Это вот этот кусочек.

Чиркин. К сожалению, у меня здесь, к сожалению, интернета нет. Я вам пришлю письмо, в котором укажу госзакупку...

Лехт. Этот контракт… там заявка должна быть.

Игнатова. Вот посмотрите – «Новаторов – Севастопольский проспект» (фото с информационным щитом с места ведения работ на Дмитрия Ульянова).

Стусов. Вот это прямо сегодня ведут работы.

Лехт. Это инженерно-геологические изыскания, это не Мосстройинжпроект, это изыскания в рамках проекта планировки. Мы в том числе бурим, геоподоснову запрашиваем, то есть это инженерно-геологические изыскания.

Игнатова. Ну так и что?

Чиркин. Второй вопрос заключался у депутатов в том, что – как будет строиться метро? Правильно ли я понимаю, что это будет метро глубокого заложения, но вы будете эти станции неразборчиво

Лехт. Смотрите, чтоб вы понимали… Первое – что все эти линии… Метрополитен – это не улично-дорожная сеть… Вот так вот мы не можем поставить. У нас это соответственно все разноуровневое. Есть минимальное расстояние между тоннелями, их взаимного влияния не должно быть. Вся эта линия идет на глубинах, сопоставимых с центральной частью, она идет даже глубже, чем центральная часть. Как Парк Победы, он идет под действующими сетями как раз. По вопросу строительно-монтажных работ это может быть определено, когда мы с вами устаканимся, уже утвердим трассу, после этого проектный институт сможет как-то проанализировать все, мы получим результаты инженерно-геологических изысканий, мы сможем понять какие сети, и только после этого мы сможем предположить, каким способом строить.

Чиркин. Третий вопрос у депутатов касался публичных слушаний. Я правильно понимаю, что организация публичных слушаний лежит на префектуре ЮЗАО? Получается, что вы сначала сделаете диспозицию красивую… В чем вопрос: какие районы войдут в публичные слушания, все три?

Лехт. Которые попадают в зону размещения объекта. У нас их восемь

Чиркин. Все одновременно или каждый в отдельности?

Лехт. Вы имеете в виду, во всех ли районах будут публичные слушания? Во всех.

Общественная советница. Одновременно?

Чиркин. Мой вопрос заключается в том, что если вы вспомните, как проходили публичные слушания по ПЗЗ, когда все 8 районов просто взяли и запихнули в кинотеатр «Аврора», то это был полный бардак.

Лехт. А, нет, в каждом районе это отдельное место встречи, это самостоятельные публичные слушания.

Чиркин. Еще 2 вопроса от жителей Ломоносовского района. Вот здесь станция улица Новаторов. Это улица Кравченко. Первый вопрос – где будет находиться оборотный тупик?

Лехт. Тупик под Ленинским проспектом.

Чиркин. А где, вот здесь?

Лехт. Под основным ходом Ленинского проспекта.

Бочкарева. Нет, вот здесь часть тупика…вот эта зона.

Лехт. Смотрите, надо понимать, тупик — это не просто оборотный тупик. У нас еще много специфических требований метрополитена, тупики на определенном расстоянии размещаются. Потому что, не дай бог что случится, в тупик оттягивается, например, сломавшийся поезд. Если что-то там произошло, его оттягивают туда, потому что линия не должна вставать. Поэтому есть такое СП метрополитена, через определенные расстояния строятся тупики. Там у нас разное… там объекты ГО есть в метро… У нас есть специфические требования.

Чиркин. Я уточню ваш ответ – вы не будете вот здесь вот эти прекрасные деревья рубить?

Лехт. Нет, у нас там нет ничего.

Чиркин. Второй вопрос в том, что когда в Совет депутатов прислали вот этот проект, там был вопрос, будет ли вот здесь строиться эстакада или нет?

Лехт. Ну когда-нибудь построят, но это не наш проект.

Бочкарева. У нас метро запроектировано с учетом возможности построить в будущем эстакаду.

Лехт. На перспективу… Разработать проект и когда-нибудь…Мы должны наметить пути планировочно, потом реализовать… Будем отдельно собираться.

Чиркин. Последний вопрос. Все ли станции имеют… все ли эти объекты в этом районе являются объектами гражданской обороны?

Лехт. Это вы когда форму получите, придете ко мне, и мы с вами отдельно поговорим.

Чиркин. Я правильно понял, что все чертежи метро имеют гриф?

Лехт. Еще раз: получите допуск – поговорим. Не получите – не будем.

Чиркин. Есть 3-я форма допуска. Подходит?

Лехт. 3-я форма официально есть? Можете официально запросить институт. Только что запросить-то хотите?

Чиркин. Нет, если это объекты гражданской обороны…

Участник. А в чем вопрос?

Чиркин. Получается, станции метро, когда нажимается красная кнопка, они превращаются в атомные бункеры. Получается, что при проектировании…

Лехт. Сейчас уже все по-другому.

Чиркин. У меня просто дедушка ракетчик-ядерщик.

Лехт. От ядерной бомбы метро не спасет, но это не суть. Разумеется на нагрузке, на влиянии улично-дорожной сети… чтоб там бензовозы ходили… все тоннели рассчитываются, у нас глубоко идет…

Общественная советница. Вот вы проектировщики, да? Вы тендер выигрывали или как?

Лехт. У нас государственный заказчик. Государственный заказчик, который принимает проект планировки, это комитет по архитектуре города Москвы. У нас подведомственная организация, государственное автономное учреждение. Потому что по госсубсидии идет заказ по генплану. Это государственное задание наша организация соответственно генеральному плану города Москвы… ГАУ.

Общественная советница. Ну вот вы проект собрали… А когда вообще начнется?

Лехт. Проектирование? Будет госзаказчик. Госзаказчиком выступит Департамент строительства. Как раз когда мы утвердим… конкурс... Все процедуры… У нас есть Мосинжпроект – это 100% акций города… это тоже городская организация…

Общественная советница. Ну хотя бы приблизительно. 2019, 2020 год… когда?

Лехт. Мы сейчас не готовы ответить, это несколько некорректно.

Общественная советница. И еще маленькое дополнение. У нас станции метро Нагорная, Академическая, Ленинский проспект…

Лехт. Ну вы между ними.

Общественная советница. Да-да-да. Вот Нагорная как раз, там планируется снос промзоны большой, строительство жилого комплекса. Нельзя ли там сделать станцию, это очень актуально для нашего района, как вы считаете?

Лехт. Вы, кажется, на Нагорную сейчас по улице Ремизова подъезжаете? Вниз, потом наверх?

Общественная советница. Да, причем до каждого метро нам надо ехать транспортом…

Шапунов. У меня небольшой вопрос по поводу этого строительства. Дело в том, что мы, конечно, собрались здесь хорошо, но надо учесть, что метро это даже не автомобиль, который мы ремонтируем, это даже не дом, который мы строим, это гораздо сложнее. Оно в комплексе представляет из себя настолько сложную вещь, что нам, простым… даже не простым… хоть у нас 2-3 высших образования… невозможно это дело понять. Что мы можем понять? Мы сейчас едем с вами по Ленинскому проспекту от площади Гагарина до конца и смотрим – какие-то есть места, где желательно поставить станции метро, вы там знаете где… они просто домами не заполнены. Это по самой трассе Ленинского. И как-то напрашивается… вы вот въехали сюда… Вы скажете: да, тут жители, их надо собирать, их надо куда-то отвозить, куда, в Кремль? Непонятно. А почему весь Ленинский проспект не заполнить линией метро? А к нему потом другие собирающие ветки, как ёлка. Ну это моё личное. Я там живу 100 лет и чувствую, что там не хватает метро. Может, там стоит какая-то вторая линия, третья линия или сталинская… в это я не вникал. А вот это зеленая – это тоже линия метро? До какого примерно места Ленинского вы можете тянуть?

Лехт. Вопрос не в этом. А в том, что если мы откроем генплан, то мы должны понимать, куда мы в центре-то придем? В центре уже плотное в принципе размещение, и нет смысла. Поэтому мы все-таки берем срединную часть города, мы дадим возможность разных вариантов движения, получим возможность маршрут растянуть.

Шапунов. Мы хотим с вами поговорить, посоветоваться, а нужно ли нам такое количество притока народа? А вот технические вопросы мы, конечно…

Лехт. Потому мы и организовали вашу встречу, чтобы понять ваше видение.

Петров. Коллеги, я принес с собой 5 вопросов, которые мне делегировали жители Котловки через фейсбук. На большую часть из них уже ответили. Осталось 2 вопроса и 1 вопрос, который у меня возник в процессе обсуждения. Давайте начнем с 4-ого. Когда будут публичные слушания по станции Севастопольский проспект и где конкретно она будет располагаться, потому что мы боимся перекрытия Севастопольского проспекта.

Лехт. Значит, смотрите. Севастопольский не перекрываем. Мы даем полноценную возможность пересадки через наземный вестибюль, чтобы в закрытом контуре, не по земле, а нормальные пересадки с размещением станции физически, если мы туда выйдем, тут забор вот так вот полукругом стоит от соединительной ветки между направлением железной дороги и МКЖД. Вот на месте этой соединительной ветки там откос есть, мы этот откос чуть-чуть приблизим, и вот в этом месте будет станция метро вот здесь. Здесь Капитолий…это Рио. Это Донской район… Котловка вот здесь… ну напротив базы Спецстроя.

Петров. Много раз задавали этот вопрос, вы косвенно отвечали… Вы готовы назвать какие-то даты публичных слушаний сейчас?

Лехт. Нет.

Петров. Еще один вопрос. Вот в варианте 3 есть станция… я так понимаю, что вот этот кружочек – это станция?

Лехт. Нет… станция у нас с вами вот она. Вот один вестибюль, вот второй вестибюль, вот станция. Это ось станции. (Станция там, где линия от кружочка упирается в трассу метро)

Петров. Я понял, хорошо. Розовый вариант и зеленый… почему станцию нельзя разместить вот здесь в розовом варианте?

Лехт. Потому что у нас станция на прямой, а на кривой же не может быть станции.

Бочкарева. У нас минимальные радиусы…

Лехт. Есть минимальный радиус… поезд не поворачивает под таким углом.

Участник. Коллеги, мы час отвечали на ваши вопросы, можно все-таки 10 минут оставить для себя?

Лехт. Давайте последний вопрос.

Игнатова. В открытых источниках в интернете мы видели много всяких картинок. Мы видели и такой вариант, где по Дмитрия Ульянова ведется проходка открытым способом, и там даже подразумевается, было написано, снос 500 деревьев.

Лехт. Смотрите, открытый способ работ в центральной части города экономически более затратен, потому что у нас куча инженерных сетей. Иногда вынос какого-нибудь газопровода будет сопоставим по стоимости со строительством станции. А у нас еще есть магистральные теплоснабжения, электрика есть... Это все стоит дороже, чем объект капитального строительства сам по себе. Одно дело, я сейчас утрирую, Внуково, хотя там газ, который питает аэропорт Внуково… Но одно дело идти вдоль Боровского шоссе, хотя там тоже все в инженерии… это один вариант. Но если мы берем как минимум внутри МКАДа, то плотность инженерной сети настолько высокая, что это физически будет дороже намного, и нет целесообразности. Открытый способ это, казалось бы, удешевление, но не в стоимости выноса сетей. Это просто безумие какое-то, несоизмеримо.

Игнатова. А метро может вот так вот круто поворачивать? (Показывает на зеленую загогулину через 13 и 14 кварталы Академического района)

Лехт. Нет. Это один из вариантов, это было прорисовано с минимальными радиусами… Но если б мы размещали станцию не с этой стороны, параллельно МЦК, вот здесь есть такой склончик и Рио… Но в данном случае тогда надо будет снести весь Рио, потому что мы его не можем…

Игнатова. Нет, не надо.

Лехт. Ну подождите, мы ж прорабатываем все варианты… мы с владельцем Рио встречались, все это обсуждали, готовы они сносится или нет…

Участник. Смотрите, коллеги, мы не просто так собрались, а чтобы выяснить широкое общественное мнение ваших районов, муниципальных депутатов. Хотелось бы услышать, какие у вас есть серьезные опасения по поводу нашего проекта? Чтоб мы понимали, на чем отдельно нужно сделать акцент.

Чиркин. Давайте я скажу, и я думаю, мои коллеги со мной согласятся. Основная проблема, почему повысилась социальная напряженность, почему все эти посты в фейсбуке и так далее… Потому что у людей отсутствует вся информация. Позвольте как критику – самой большой ошибкой департамента строительства, стройкомплекса было то, что вы нигде не размещали никакой информации. Ну вот, скажем, была встреча у префекта, там показали какую-то картинку, и все, и он ушел, на этом все закончилось.

Лехт. Позвольте… обратите внимание, у нас не та стадия, мы не можем вынести неготовый проект, это хуже, чем вынести какие-то полуфабрикаты. Понимаете, да? Нам зададут вопрос, мы не сможем ответить. Смысл выносить неготовое? Надо уже понять, что говорить.

Участник. А еще есть какие-то вопросы? Вас, я так понял, волнует сохранность деревьев, да?

Игнатова. Да, и еще, например, чем грозит старому жилому фонду нахождение в, как вы говорите, зоне влияния? Вибрация…

Стусов. Именно это. Весь Академический район возмущает, во-первых: есть два дома (Дмитрия Ульянова 27 и 27-1)… а, нет, они не здесь… раньше была у нас схема, линия по Новочеремушкинской шла…

Лехт. Такого не было вообще даже никогда.

Стусов. Вот видите… а в интернете есть. Это означает отсутствие информации. Вот здесь и здесь у нас стоят пятиэтажки, а вот здесь идет ряд магазинов (Б.Черемушкинская). При этом они не сносятся или сносятся? Вот прямо здесь у вас станция метро (Знаменская). Вы её можете спроектировать, чтобы она строилась закрытым способом?

Лехт. Так, смотрите еще раз. Основную часть мы выделяем структурно. Проектная организация в лице победителя уже будет разрабатывать стадию проекта.

Стусов. А она может это сделать или не может?

Лехт. Может. Можно вообще все, что угодно.

Стусов. Моя задача как депутата, как представителя прийти в район и сказать: смотрите, линия будет вероятно вот здесь, наибольшая вероятность… говорят, что могут сделать закрытым способом…

Лехт. Можем.

Стусов. И наша задача на публичных слушаниях озвучить наше желание…

Лехт. Да, правильно! Инициировать мнение…

Стусов. … склонить мнение, чтобы делали закрытым способом. Референдум, например.

Лехт. Ну это сильно, конечно, референдум…

Участник. Еще есть вопросы? Давайте по очереди.

Шапунов. Волнует то, что приходили люди, делали топографическую съемку и говорили, что у вас во дворе под землей пойдет вот эта ветка, под землей, конечно. Волнует, не будет ли трещать дом по швам. Многие боятся, что у нас дом сломается, дом старый, не только наш, но и все. Это глупость, строили миллион станций, и все осталось на месте.

Лехт. Вопрос понятен. Лучше всего пощупать физически. Вот станция метро Шаболовская – придите, над ней встаньте, вы ничего не услышите. На Академической услышите. Академическая, Профсоюзная – вы там будете слышать. А на Шаболовской вы ничего не услышите. Мы вам еще раз скажем – метро это не улично-дорожная сеть, мы на одном уровне не можем пересечь. Что Академическая, Профсоюзная, что проспект Вернадского – у нас дорога положена на крышку, на свод станции. У нас есть станция, сверху небольшой пирог, а сверху дорога лежит. Мы идем ниже В любом из вариантов мы не можем пересечь, мы ниже идем.

Шапунов. Это означает, что дом не разрушится.

Лехт. Конечно. Это другие глубины, глубины любой линии центральной части города.

Игнатова. Ну в народе еще бытует мнение, что как раньше строили и как сейчас строят китайские подрядчики… это две большие разницы

Лехт. Кстати, китайские подрядчики, Олег Дмитриевич… у нас товарищи из Китая безотносительно национальности строят метрополитена и железной дороги больше, чем весь остальной мир вместе взятый. И, например, скоростные дороги китайские уже по скорости больше японских. Японские – это уже всё, прошлый век. Если вы сейчас в Шэньчжэнь, если вы съездите по городам китайским, вы увидите – у них есть искусственные ограничения…

Игнатова. Одно дело строить для себя, а другое – для других по подряду.

Лехт. Какая разница? У нас есть Мосгорстройнадзор наш, у нас есть наша экспертиза, российская экспертиза, которая все проверяет. Кстати, я уж молчу про качество работы, потому что у китайцев другой менталитет, у них вообще другое восприятие жизни.

Участник. Наша экспертиза гораздо жестче, чем китайская.

Общественная советница. Скажите пожалуйста, а вот метро Нагорная интересует… я там проживаю… там же тоже будут какие-то ветки?

Лехт. Ну вот Нагорная, она здесь… Все линии идут с другой стороны Ленинского проспекта. Это Серпуховско-Тимирязевская линия у нас… Нахимовский проспект, Нагорная и дальше пошли… это соседняя линия. Нет, нет…

Игнатова. А вы нам вот эту картинку не пришлете потом?

Лехт. Давайте мы сначала более-менее обсудим все варианты, на экономику их посадим, а потом сможем более детально.

Чиркин. В конце любой встречи всегда подводится какой-то сухой остаток. Я хочу предложить, чтобы сухой остаток подвел Константин.

Лехт. Мне очень приятно с вами познакомиться, я думаю, у нас сейчас в ближайшие несколько месяцев будут активные встречи. Хотелось бы от вас услышать мнение, мнение не только вас как физических лиц, но как представителей либо ТСЖ либо муниципальных районов. Хотелось бы, чтобы вы донесли до своих коллег, до своих соседей то, что на самом деле ничего страшного мы не несем. Нас всегда как-то выставляют в неприглядном лице, но на самом деле всегда все-таки преследуются благие намерения – развитие транспортной сети, и никаких коммерческих подоплёков тут не может быть физически, потому что это всё государевы деньги, и мы на государственной службе, поэтому не нужно искать каких-то тайных смыслов и помыслов. В первую очередь мы должны зафиксировать с вами, что мы на начальном этапе, и все процедуры с публичными слушаниями буду проведены. И вывешивание всех материалов в сети Интернет и официальное опубликование в газетах, и даты. И префектура она здесь руководствуется точно по юридической части, по структуре. У нас есть все прописанные мероприятия, и мы сами не позволим ни префектуре, ни управам «шаг влево – шаг вправо», потому что есть законодательство, и мы его обязаны соблюдать. Поэтому давайте настраиваться на конструктив в первую очередь и на дальнейшую работу тоже с вами.

Участник. Просьба ответная к вам. Естественно, у нас не будет возможности встретиться со всеми желающими. Конечно, нам бы хотелось проводить такие рабочие встречи, но у нас есть рабочий процесс, в рамках которого мы не можем проводить нон-стопом одну встречу за другой. Поэтому, надеюсь, мы не просто так здесь встречаемся…

Лехт. Хотелось бы и дальше видеть одних и тех же людей.

Участник. Просто у нас так бывает, когда приходит одна системная группа, потом другая системная группа с теми же вопросами из того же района…

Стусов. Нет, у нас одна инициативная группа. Более того, мы об этой встрече подробно напишем в газете. Более того, мы даже сделаем стенограмму и потом её опубликуем.

Лехт. Просто у нас не только вы. Хотелось бы поделиться со всеми. Спасибо вам, до свидания. Можете найти мои контакты на сайте Москомархитектуры.

Мы в социальных сетях:
social on vk social on fb social on tw social on bg social on bg social on bg